Опубликовано 05.04.2018

98% кукурузы экспортировано по «непрямым» контрактам

В 2017 году 98% фуражной кукурузы, или 18,9 млн тонн на сумму 2,9 млрд USD было экспортировано по «непрямым» контрактам. Об этом сообщил начальник Управления исследований агропромышленного комплекса и химической промышленности ГП «Держзовнишинформ» Антон Порембский.

«В 2017 году экспорт фуражной кукурузы из Украины достиг отметки в 19,39 млн тонн на сумму 2974,5 млн USD, что на 12,2% превышает объем экспорта в натуральном выражении и на 12,7% – стоимостный показатель экспорта за предыдущий год. Однако лишь 2% фуражной кукурузы, или 467,3 тыс. тонн было вывезено по «прямым» контрактам, то есть по контрактам, где покупателем выступала страна назначения товара (3%, или 505,6 тыс. тонн в 2016 году). Средняя стоимость зерновой, что экспортировалась по такому варианту, составляла 163 USD/т (в 2016 году – 168 USD/т)», – отмечает эксперт.

В то же время 98% товара, или 18,9 млн тонн на сумму 2,9 млрд USD в указанном году было вывезено по «непрямым» контрактам, в которых во многих случаях покупателями выступали компании, зарегистрированные в низконалоговых юрисдикциях, а украинский товар физически поставлялся непосредственно в страны-потребители, которые в некоторых случаях были теми же странами, куда он поставлялся и по «прямым» контрактам.

Средняя цена по данным операциям составила уже 153 USD/т, то есть ровно на 10 USD/т ниже, чем по «прямым» контрактам (в 2016 году данный показатель составлял 152 USD/т, то есть на 16 USD/т меньше, чем по «прямым» контрактам в указанный год).
Интересно то, что среднестатистическая цена по «прямым» контрактам снизилась с 168 USD/т в 2016 году до 163 USD/т в 2017-м, как это было с реальной рыночной ценой, которая снизилась с 173 USD/т до 167 USD/т соответственно, однако по «непрямым» контрактам цена выросла на 1 USD/т – с 152 USD/т до 153 USD/т соответственно.

«Как вывод, цены «прямых» контрактов более или менее коррелируются с реальными ценовыми тенденциями, которые имеют место на рынке, и более или менее соответствуют уровню рыночных цен. К сожалению, этого нельзя сказать о среднестатистической цене «непрямых» контрактов, где контрагентами выступают низконалоговые юрисдикции. В их случае разница с реальной рыночной ценой составила 21 USD/т в 2016 году и 14 USD/т – в 2017-м. Хотя это общепринятая практика торговли зерновыми через «посредника», который гарантирует определенные преимущества как конечному потребителю товара, так и его продавцу в Украине, что в определенной степени объясняет разницу ценового показателя «непрямых» контрактов, однако достаточно большой размер «маржи» несколько удивляет, как и доля «непрямых» контрактов. Если учесть объем товара, который был экспортирован, то в Украину «не зашло» дополнительно примерно около 352,2 млн USD в 2016 году и 264,9 млн USD в 2017-м», – отметил эксперт.

Учитывая уменьшение при этом вышеуказанного показателя «недополученного» дохода Украины от «непрямых» контрактов с резидентами низконалоговых юрисдикций на 87,3 млн USD, можно утверждать, что введение в течение последних лет в Украине трансфертного законодательства в сфере контроля внешнеэкономических операций, где контрагентами выступают резиденты низконалоговых юрисдикций, дает положительный результат. Однако суммы потерь для государственного платежного баланса и в виде налоговых отчислений все еще довольно существенные и измеряются сотнями миллионов долларов.

Известно, что страна борется за получение активного (профицитного) платежного баланса. По данным НБУ, по итогам 2017 года дефицит текущего счета платежного баланса в 2017 году увеличился до 2,1 млрд USD (1,9% от ВВП) по сравнению с 1, млрд USD (1,4% от ВВП) в 2016 году. Экспорт товаров вырос на 18,3% (в 2016 году – сократился на 5,3%) по итогам года и составил 39,7 млрд USD. Экспорт продовольственных товаров увеличился на 16,3% благодаря высоким объемам поставок зерновых, масла и жиров, прежде всего урожая 2016 года. Профицит сводного платежного баланса составил 2,6 млрд USD (в 2016 году – 1,3 млрд USD). Формирование профицита сводного баланса вместе с чистыми привлечения от МВФ (107 млн USD) обусловили рост международных резервов до 18,8 млрд USD, что обеспечивало финансирование импорта будущего периода в течение трех с половиной месяцев.

Пресс-служба ГП «Держзовнишинформ»

Задать вопрос